Перевести страницу

На редкость плохо. Государство убьёт 300 000 больных, страдающих необычными заболеваниями

Редкими, или орфанными, заболеваниями в России считаются такие, которыми страдают не более 10 больных на 100 тыс. человек. Для их лечения требуются очень дорогие лекарства. Прежде за их закупку отвечало федеральное министерство, а с 1 июля эта функция будет передана в регионы. Но у большинства территорий бюджеты таковы, что их хватит на лечение всего нескольких больных. А без своевременной помощи такие больные станут полными калеками или погибнут. По данным экспертов Формулярного комитета РАМН, речь идёт о жизни и здоровье 300 тыс. человек. 


Большинство редких (орфанных) заболеваний – хронические недуги. Причинами их могут быть генетическая патология, вирусные болезни беременных и детей, высокие дозы радиации. В 2012 году Минздрав РФ составил список таких болезней из 230 наименований. По данным экспертов Формулярного комитета РАМН, таких больных в России примерно 300 тыс. человек. В Министерстве здравоохранения предполагали, что субъекты Федерации выявят всех пациентов с редкими заболеваниями и внесут их в федеральный перечень. Затем с 2014 года регионы будут закупать лекарства для людей с редкими заболеваниями, в том числе и по программе «Семь нозологий», за деньги федерального бюджета. Программа «Семь нозологий» должна обеспечивать самыми дорогими лекарствами россиян с тяжёлыми и редкими заболеваниями: злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственных им тканей, гемофилией, муковисцидозом, гипофизарным нанизмом, болезнью Гоше, рассеянным склерозом, а также состояниями после трансплантации органов и (или) тканей. Теперь это нововведение предстоящего лета даже с субсидиями из федерального уровня – одно из самых больших опасений пациентских организаций. В региональных законодательных актах до сих пор нет даже понятия «редкие болезни».


В Пензе не лечат единственного ребёнка с мукополисахаридозом второго типа (МПС-2), умер девятилетний ребёнок в Казани – его тоже не лечили, в тяжёлом состоянии семилетний ребёнок в Апатитах.


Москве придётся запрашивать дополнительные средства 


Проблема столь важна, что комитет по здравоохранению Мосгордумы провел специальное заседание, посвящённое проблемам обеспечения медуслугами больных с орфанными болезнями. Система обеспечения лекарствами в Москве – лучшая в РФ, её пытаются скопировать другие регионы, но и она требует доработки и коррекции. Начальник управления фармации Департамента здравоохранения Москвы Владимир Кобец отметил, что «в целом система работает, но есть локальные конфликтные ситуации».


«Систему обеспечения льготников лекарствами изменяли в течение 15 лет, и сейчас её есть за что критиковать, но всё-таки можно контролировать и уберечь от злоупотреблений, – отметила председатель комитета здравоохранения Людмила Стебенкова. – Справиться же эффективно с лекарственным обеспечением орфанных заболеваний возможно будет только при введении лекарственного страхования. Пока мы пытаемся улучшить то, что есть». 


По данным управления фармации, по итогам 2012 года в Москве был сэкономлен резерв в 1,9 млрд рублей (при потребности на закупку лекарств для льготников на месяц в 1 млрд рублей). «Льготников стали обеспечивать лекарствами лучше, – заметил Кобец, – больше лекарств закуплено и для онкологических больных, тем не менее на четвёртый квартал 2013 года на сегодняшний день для льготников нет ни денег, ни лекарств». Как только подходит октябрь, у пациентов с редкими заболеваниями даже в самых «продвинутых регионах» наступает чёрная полоса. Лекарств добиться бывает просто невозможно. 


Начальник департамента признал, что выделенных столичным бюджетом 4 млрд рублей не хватит и будут запрошены на препараты дополнительно из бюджета 2 млрд рублей. В целом для пациентов с редкими болезнями Москва выделяет 13–15 млн рублей ежегодно (13,8 млн на 2013 год), и основные нарекания связаны с тем, что препараты выписываются теперь не по торговым наименованиям. 


«К примеру, муковисцидозом в Москве больны 170 детей и 90 взрослых. Но если при поставках лекарственного препарата для ребёнка можно получить оригинальный препарат, то для взрослого это совершенно невозможно, даже если все врачи говорят, что аналог больному противопоказан, – сказала РИА АМИ Ирина Мясникова, председатель межрегиональной общественной организации «Помощь больным муковисцидозом». – Причём есть такие аналоги, к примеру, необходимого антибиотика, которые на больного вообще не действуют, а стоит препарат не дешевле подобранного индивидуально импортного лекарства. Я не могу в таком случае говорить об экономии ресурсов, это просто лоббирование конкретного отечественного производителя или головотяпство. По соответствующему закону вроде бы всё делается правильно, а по сути – у больного жизнеугрожающая ситуация». Впрочем, представители пациентских организаций уточнили, что на их запрос в Минздрав получен ответ, что тем пациентам, которым в стационарах индивидуально была подобрана терапия, она будет проводиться по торговым наименованиям. 


Во многих регионах нет ни ресурсов, ни необходимого опыта


В соответствии с перечнем орфанных заболеваний, на которые существует стандарт лечения, в Москве в 2013 году будут лечить 686 человек (252 взрослых пациента и 454 ребёнка). По данным департамента, до 86% пациентов довольны лекарственным обеспечением, хотя количество поставщиков увеличилось с 6–7 до 84 компаний в 2013 году, что создаёт, по словам чиновников, дополнительные сложности при проведении аукционов по госзакупкам. 


Тем не менее даже в Москве обеспечение пациентов лекарствами организовано не слишком удобно. Для того чтобы минимизировать злоупотребления с дорогостоящими лекарствами, в столице выдают их только в определённых аптеках. Чиновникам это удобнее, а вот пациентам – инвалидам или их родственникам – приходится ездить за ними часто на другой край мегополиса. В ряде поликлиник особым распоряжением (названа была конкретная московская № 183) заставляют всех хроников каждый раз перед посещением для продления рецепта узкого специалиста проходить приём участкового терапевта. Если инвалидность больному ещё не назначена, то и получать препарат придётся только на один месяц, поблажки положены только инвалидам и ветеранам войн, а ведь часть пациентов, больных орфанными болезнями, передвигаются с большим трудом. Впрочем, комитет Мосгордумы поставил перед Департаментом здравоохранения столицы вопрос о необходимости выписки препаратов на трёхмесячный срок вместо одного месяца, и, по-видимому, эту проблему удастся снять. 


Сложнее будет решить другой вопрос, поскольку его решение находится в ведении федеральных чиновников. От Минздрава РФ требуется скорейшая разработка стандартов лечения по орфанным заболеваниям, поскольку их отсутствие тормозит закупку лекарств. И во многих регионах ситуация обстоит намного хуже, чем в Москве. 


В регионах больных уже обрекают на гибель 


Как рассказала «Нашей Версии» президент межрегиональной благотворительной общественной организации «Союз пациентов и пациентских организаций по редким заболеваниям» Снежана Митина, во многих регионах детей с редкими заболеваниями вовсе не лечат, так как там нет ни ресурсов ни опыта. 


«В Пензе не лечат единственного ребёнка с мукополисахаридозом второго типа (МПС-2), умер девятилетний ребёнок в Казани – его тоже не лечили, в тяжёлом состоянии семилетний ребёнок в Апатитах. Но, пожалуй, самые страшные последствия бывают, когда лечение начинают, а потом оно прерывается, – поясняет эксперт. – Такие угрозы сейчас возникли в Калининграде, Грозном. В Хабаровском крае (город Николаевск) начали лечить девятилетнего ребёнка с МПС-2 и прервали лечение. Ребёнок в тяжёлом состоянии. Очень сложно в Калмыкии, Челябинске. В Нижегородской области два взрослых пациента с МПС-2 не получают лечения». 


Передавая закупки лекарственных препаратов из федерального центра в регионы, в том числе с 1 июля нынешнего года и по программе «Семь нозологий», Минздрав РФ усугубит риски больных остаться совсем без лечения, поскольку только при масштабных закупках в размерах федерации можно получить скидки от производителей таких «невыгодных» для фармацевтических компаний лекарств. И только полноценные и масштабные госпрограммы способны снизить затраты, которые в настоящее время несут пациенты. «Система отработана, не надо её трогать и ломать. Всё это вызовет крах системы, её нужно отсрочить по крайней мере до 2015 года, пока не будет отлажено одноканальное финансирование в здравоохранении, – сказал председатель исполнительного комитета межрегионального общественного движения «Движение против рака», член Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Министерстве здравоохранения РФ Николай Дронов.


Ирина Власова (№ 14 от 08.04.2013)

ООО «Версия».