Перевести страницу

Что происходит в нашем центре?


Баграт Алекян: Я принципиально не согласен с блокированием внедрения в клиническую практику современных технологий.


21 июня 2016 года главный специалист Минздрава России по рентгенэндоваскулярной диагностике и лечению академик Баграт Алекян уволился из Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. О причинах ухода — в его письме друзьям и коллегам.


Дорогие друзья!


В этом обращении хочу сообщить вам, что я принял решение покинуть наш Центр. 10 июня я передал академику Л.А. Бокерия заявление об уходе.


В январе 1975 года (42 года назад) после окончания медицинского института я был принят академиком В.И. Бураковским в ИССХ им. Бакулева АМН СССР на должность старшего лаборанта и им же в 1992 году назначен руководителем отделения рентгенохирургических исследований и лечения заболеваний сердца и сосудов, в котором я работал до настоящего дня. Именно в стенах нашего Центра я защитил кандидатскую и докторскую диссертации, стал профессором, а в дальнейшем член-корреспондентом и академиком РАН. За эти 42 года я приобрел в вашем лице очень близких мне друзей и товарищей. Мое становление и успехи стали возможны именно благодаря вам и нашему успешному сотрудничеству. Поверьте, моё решение покинуть Центр является самым сложным решением в моей жизни.


Все эти годы я гордился, что имею честь работать в нашем прекрасном Центре и быть участником внедрения в клиническую практику страны наиболее инновационных эндоваскулярных технологий для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Я крайне огорчён, что сегодня, ввиду принципиальных расхождений во взглядах на развитие хирургического и эндоваскулярного лечения заболеваний сердца и сосудов с Директором Центра академиком Л.А.Бокерия, я вынужден уйти из Центра. Я считаю необходимым представить вам мою позицию по этому вопросу.


1. Расхождение во взглядах по вопросам развития эндоваскулярной хирургии в РФ и в Центре.


1.1 Общеизвестно, что за последние 10-15 лет в мире и стране произошли коренные изменения в лечении сердечно-сосудистых заболеваний благодаря внедрению в клиническую практику эндоваскулярных технологий. Что касается проблемы ишемической болезни сердца (ИБС), то в западных странах доля эндоваскулярной хирургии колеблется от 75% до 85%, проблемы патологии аорты и ее ветвей – 75-85%, проблемы врожденных пороков сердца (ВПС) – 50%, приобретенных пороков сердца – 25 – 55%.


Доля чрескожных коронарных вмешательств (ЧКВ) в РФ в 2014 году достигла 77.3% (127.584 операций), аорто-коронарного шунтирования (АКШ) – 22.7% (36.630 операций) – (1). Таким образом, данные по России полностью соответствуют данным ведущих западных стран. Несмотря на это, за последние годы квоты в Центре на стентирование коронарных артерий уменьшались, а с июля 2015 года полностью сведены на нет, при этом на АКШ — увеличивались. Таким образом, мы увеличили долю АКШ в Центре в 2015 году до 51.0%, а ЧКВ уменьшили до 49.0%, оперируя больных с поражением даже одной и двух коронарных артерий, которые, по Американским, Европейским и Российским рекомендациям по Реваскуляризации миокарда, должны быть пролечены методом стентирования. Я в корне не согласен с позицией Директора Центра, который считает, что НЦ ССХ им. А.Н.Бакулева — это хирургический Центр, а не Центр для стентирования коронарных артерий и настаивает на увеличении количества операций с искусственным кровообращением, тем самым, отрицая роль инновационных технологий, а именно стентирования в лечении больных с хронической ИБС, при которой минимальная летальность и малый процент осложнений, в отличие от операций АКШ.


1.2. Что касается проблемы лечения ВПС, то в 2014 году в стране была выполнена 20.241 операция: из них 15.522 (76.7%)– хирургических и 4719 (23.3%) – эндоваскулярных (2). Среди 15.522 хирургических операций 3534 (22.8%) составили дефекты межпредсердной перегородки (ДМПП), 2960 (19.1%) – открытый артериальный проток (ОАП), 511 (33 %) — клапанный стеноз легочной артерии (КСЛА), 868 (5.6%) — коарктация аорты (КА), 350 (2.2 %) – клапанный стеноз аорты (КСА) и т.д. Хочу отметить, что сегодня в США и Европе доля альтернативного эндоваскулярного закрытия ДМПП составляет 85-90% (в РФ — 36.9%), ОАП – 95 – 99% (в РФ — 67.6%), КСЛА – 95%, (в РФ – 74.3%), КСА – 50% (в РФ — 39.1%), КА – 40% (в РФ – 21.3%). Таким образом, доля эндоваскулярных и хирургических вмешательств при врожденных пороках сердца составляет по 50% соответственно.


Что же происходит в нашем Центре? За последние 2 года еженедельно открытым хирургическим вмешательствам подвергаются от 15 до 20 пациентов с ДМПП и ОАП. Около 90.0% детей с ДМПП подвергаются открытым хирургическим вмешательствам в условиях искусственного кровообращения. 30.0% детей с ОАП также подвергаются открытым операциям. В 2015 году были прооперированы более 140 детей первого года жизни с ДМПП, которых ни в одной стране мира не оперируют в этом возрасте. Таким пациентам в более старшем возрасте выполняют закрытие ДМПП эндоваскулярными окклюдерами. Таким образом, в Центре ежегодно около 750 детей подвергаются открытым хирургическим операциям, когда все альтернативные эндоваскулярные технологии позволяют в течение 20-30 минут полностью излечить ребенка без скальпеля, общего наркоза и на второй день выписать его здоровым из стационара без риска летального исхода и осложнений.
1.3. Что касается проблемы лечения больных с патологией аорты и ее ветвей, то в 2014 году в стране было выполнено 124.722 (80.7%) открытых хирургических вмешательств и 29.916 (19.3%) — эндоваскулярных (2). Во всем мире принято, что основным и первым методом лечения таких заболеваний, как синдром Лериша, патология брахиоцефального ствола, подключичных, позвоночных, почечных, мезентериальных, бедренных артерий и артерий голени, является эндоваскулярная хирургия. Доля эндоваскулярно пролеченных больных с аневризмами грудной и брюшной аорты составляет сегодня более 70%.


В РФ за последние 10 лет увеличилось количество эндоваскулярных операций в 2 раза и в 2015 году составило 31.872 (1). В нашем же Центре количество эндоваскулярных вмешательств у больных с патологией аорты и ее ветвей была крайне мало всегда. Приблизительно 85% наших больных лечатся традиционными хирургическими методами и лишь 15% — эндоваскулярными. Что касается патологии внутренней сонной артерии, то сегодня стентирование (первая операция в России была выполнена мною в 1998 г.) является хорошей альтернативой каротидной эндартерэктомии. Несмотря на это, в 2015 в Центре была выполнена 541(95%) операция каротидной эндартектомии и только 30(6,2%) стентирований, в то время, как целом в РФ в 2014 году доля стентирования достигала 18,6%. За последнее десятилетие в Центре количество эндоваскулярных операций при патологии аорты и её ветвей уменьшается в отличие от данных по РФ и, тем более, данных западных стран, где доля эндоваскулярных операций составляет 80-85%.


Необоснованные публичные упреки в мой адрес академиком Л.А. Бокерия за последние 3-4 года о том, что федеральные и даже областные центры страны опередили наш Центр по количеству выполняемых эндоваскулярных операций, считаю беспочвенными, так как выделение квот находится не в моей компетенции, а в компетенции руководства Центра.


1.4. Как вам известно, в течение 18 лет (с 1999 по 2016 годы) мы проводили Московский Международный курс по эндоваскулярной хирургии. В 2012 году ко мне обратился Президент Фонда исследований сердца и сосудов США профессор Грегг Стоун с предложением провести наш курс совместно с Фондом исследований сердца и сосудов США. При согласии академика Л.А. Бокерия, который принимал личное участие в переговорах с коллегами из США, мы провели Конгрессы ТСТ Россия в 2012-2016 годах.


За месяц до Конгресса 2015 года академик Л.А. Бокерия, как президент Конгресса, одобрил и подписал программу мероприятия, издал приказ по Центру о подготовке пациентов для проведения операций из операционных нашего Центра с прямой трансляцией в конференц-зал гостиницы, где проходил Конгресс. В первый день Конгресса началась прямая трансляция операций профессоров из Франции и Италии из НЦ ССХ им. А.Н. Бакулева. Через 5 минут трансляция была прекращена по распоряжению Президента Конгресса Л.А. Бокерия без объяснения причин. Запланированные на 3 рабочих дня Конгресса 18 операций из Центра были отменены. Нам удалось в течение суток организовать только 5 трансляций из других медицинских учреждений г. Москвы. Благодаря огромному опыту наших иностранных гостей и их профессионализму конгресс не был провален. После этого никаких объяснений от Лео Антоновича не последовало по сей день… 1300 участников и все наши иностранные гости были обескуражены и шокированы созданной Л.А. Бокерия ситуацией. Это ещё раз подтвердило отношение директора к эндоваскулярной хирургии в стране и в нашем Центре.


2. Расхождение во взглядах к современным эндоваскулярных технологиям.


Хочу отметить, что до 2010 года практически все эндоваскулярные технологии впервые в РФ были внедрены в НЦ ССХ им. А.Н.Бакулева при полной поддержке академика Л.А. Бокерия. В 2009 году именно у нас в Центре были выполнены первые в стране 12 операций эндоваскулярного протезирования аортального клапана. К сожалению, Дирекция Центра, начиная с 2010 года ничего не сделала для увеличения количества таких высокотехнологичных операций и проведения научных исследований, а выделенные в прошлом году несколько квот (по-моему, 3) на эти операции были переделаны на обычные квоты (18) для выполнения типичных операций в условиях искусственного кровообращения. В то время как в 2015 году в 37 федеральных и даже областных центрах РФ было выполнено 409 операций протезирования аортального клапана, в Центре — ни одной. Чтобы показать значимость данной технологии, хочу представить Вам данные по Германии. Если в 2008 году в стране было выполнено всего 637 операций, то в 2014 — 13.264 (увеличение в 21 раз за 7 лет), в то время как традиционное хирургическое протезирование аортального клапана уменьшилось с 11.205 (2008 г.) до 9953 (2014 г.) — (Eggebrecht H. Eurointervention,2016;11;1029-1033.)


Практически аналогичная ситуация с эндопротезированием аневризм аорты. В 37 центрах РФ в 2015 году была выполнена 701 такая операция, у нас в Центре — только 5 (практически все платные).


По проблеме лечения гипертрофической обструктивной кардиомиопатии (ГОКМП) первую эндоваскулярную операцию (спиртовая аблация) в стране во время Московского Международного курса по эндоваскулярной хирургии выполнил автор данного метода Ульрих Сигварт из Швейцарии. На проведение этих операций в нашем Центре тоже был наложен запрет и всем пациентам по сей день производится операция в условиях искусственного кровообращения. Этот запрет Директора никак не обоснован, так как в Американских и Европейских Рекомендациях по лечению больных с ГОКМП спиртовая аблация и открытая операция миоэктомии в условиях искусственного кровообращения имеет класс I и уровень доказательности С.


Сегодня одним из современных разрабатываемых эндоваскулярных технологий в мире является закрытие ушка левого предсердия (ЛП) при фибрилляции предсердий. Одна из первых операций в стране была выполнена в нашем Центре, после чего на них также был наложен запрет. Радует, что исследования по закрытию ушка ЛП и спиртовая аблация продолжают развиваться в центрах Российской Федерации.


Я принципиально не согласен с блокированием администрацией Центра внедрения в клиническую практику современных технологий и глубоко сожалею, что за эти годы в процессе научных дискуссий не смог донести до руководства Центра приоритетность и перспективность современных эндоваскулярных технологий лечения сердечно-сосудистых заболеваний, что привело к искусственному увеличению количества хирургических вмешательств у детей с врожденными пороками сердца, больных ИБС и сосудистой патологией, не подкреплённых медицинскими показаниями.


В течение последних 5 лет мои неоднократные выступления на Ученых советах, конференциях Центра, а также на Всероссийских конференциях о преимуществе эндоваскулярных методах лечения многих сердечно-сосудистых заболеваний игнорировались и завершались заключением, что НЦ ССХ им. А.Н. Бакулева – это кардиохирургический центр, а не центр для эндоваскулярной хирургии.


Таким образом, осознанное отрицание Лео Антоновичем Бокерия значения высокоэффективных и малотравматичных методов лечения сердечно-сосудистых заболеваний и тем самым ущемление интересов пациентов (особенно детей), блокирование развития высокотехнологичных методов лечения в Центре и неизменная его позиция в этом вопросе, вынудили меня принять очень тяжелое для себя решение — покинуть Центр.


В заключение хочу вспомнить и поблагодарить моих учителей: академика В.И. Бураковского и профессора Ю.С. Петросяна за все, что они сделали для моего становления.


Хочу поблагодарить всех вас, моих друзей и коллег за теплые и дружеские отношения и попросить прощения у тех, кого я когда-либо ненароком обидел.


Особая благодарность сотрудникам моего отделения: врачам, сёстрам, лаборантам, а также аспирантам и клиническим ординаторам, с которыми я проработал многие годы в мире и взаимопонимании.


Считаю своим долгом поблагодарить Лео Антоновича Бокерия за те годы совместной работы, когда он поддерживал меня в моей работе и давал «зеленую дорогу» развитию новых технологий и моему личному росту. В то время я очень гордился своим Директором и считал, что развитие разных хирургических направлений и новых технологий только увеличивает престиж Центра и его Директора. Я не теряю надежду, что позиция руководства Центра может быть пересмотрена в будущем.


С уважением, Баграт Алекян


21 июня 2016 года.