Перевести страницу

0,1 врача / Подзаконные акты Минздрава противоречат закону


Валерий Панюшкин, руководитель детского правозащитного проекта "Русфонд.Право"


Про девятилетнего Костю П. мы писали ("Бескрайние просторы", "Ъ" от 5 июня). У мальчика юношеский полиартрит с системным началом, тяжелое, инвалидизирующее заболевание суставов. Еженедельные подкожные инъекции препарата энбрел, без которого ребенок испытывает такие боли, что не может ходить, Косте делают во Владивостоке. А живет Костя в Дальнегорске, это 540 километров от Владивостока. Мы пытались доказать, что надо не Костю возить еженедельно в немыслимо дальний для больного ребенка путь, а, наоборот, в Дальнегорск к Косте надо привезти лекарство и разрешить местным врачам вводить его.



И мы почти добились своего. Готовы были доказывать в суде, что подзаконные акты Минздрава РФ противоречат декларированному законом принципу доступности медицинской помощи. Но тут Костина мама отказалась от борьбы. Мы с уважением относимся к решению мамы, но нам жаль: этот случай мог бы стать показательным, Костя не единственный в России такой ребенок.


Когда надо разобраться в несоответствии министерских указов закону, мы просим дружественных депутатов писать депутатские запросы. Юристам Русфонда Минздрав может и не отвечать или отвечать формально, а депутатам отвечать обязан, причем по существу. Депутатский запрос про то, надо ли Костю за пятьсот верст возить к лекарству или лекарство к Косте, написал по нашей просьбе депутат Валерий Зубов. Ответы чиновников на депутатский запрос прояснили ситуацию.


Из письма замминистра здравоохранения РФ Татьяны Яковлевой от 25 июня 2015 года выяснилось, что подкожные инъекции энбрела — это специализированная медицинская помощь, а не высокотехнологичная, что облегчало проблему, поскольку требовать специализированной помощи по месту жительства легче, чем высокотехнологичной.


Из письма территориального фонда обязательного медицинского страхования Приморского края следовало, что первичная специализированная медико-санитарная помощь в соответствии с приказом Минздрава России от 25.10.2012 441н "Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи детям по профилю "ревматология"" осуществляется врачом-ревматологом в лечебном учреждении, имеющем лицензию на специализированную медицинскую помощь по профилю "ревматология".


Приложением N5 к приказу Минздрава России от 16.04.2012 336н "Об утверждении Порядка оказания педиатрической помощи" штатные нормативы врача-ревматолога составляют 0,1 ставки на 10 тысяч детского населения, тогда как в Дальнегорске детское население — 8200 человек. То есть в Дальнегорске нет ревматолога просто потому, что там мало людей.


И вот это можно было оспаривать в суде. Можно было доказывать суду, что приказ Минздрава привязывает ревматологическую помощь к количеству населения, а не к потребностям населения города Дальнегорска и других городов России. Можно было настаивать в суде, что министерский приказ, который привязывает наличие врачей к числу людей, живущих в городе, противоречит статье 10 федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации". Эта статья гласит, что "доступность и качество медицинской помощи обеспечиваются путем оказания медицинской помощи по принципу приближенности к месту жительства, месту работы или обучения".


В судебном процессе можно было бы показать, что, организовывая медицинскую помощь, Министерство здравоохранения считает не больных людей с их специфическими потребностями, а здоровых, гуртом, на каждые 10 тысяч детского населения выделяя по 0,1 ставки врача.


К сожалению, как пишет замминистра Татьяна Яковлева в письме депутату Валерию Зубову, "с матерью мальчика проведена беседа". И мать, которой Русфонд уже три года покупает препарат для Кости и которая теперь собирается колоть ребенка дома, согласилась, что не нужно заставлять Минздрав РФ считать больных детей, пусть считает здоровых.


Подробнее: Комерсантъ