Перевести страницу

Детей и стариков «оптимизируют»?

Петербург может лишиться четвертого отделения клиники Педиатрического университета, где лечат детей с редкими заболеваниями ЖКТ. «Наша Версия на Неве» выяснила, какая судьба ждет пациентов уникальной «четверки», и каких еще медицинских организаций коснулась или вот-вот коснется так называемая «оптимизация ресурсов», больничного фонда.


Главная особенность «четвёрки» – умение диагностировать и лечить редкие заболевания. Там занимаются вообще всеми патологиями ЖКТ, в том числе целиакией (она распространена не меньше, чем сахарный диабет), аутоимунными заболеваниями печени и кишечника. Сейчас в очереди на отделение стоят 250 человек. Тем не менее, в декабре оно прекратит работу.


«Моему ребёнку десять лет. Болеть он начал несколько лет назад, – рассказывает Оксана, мама одного из пациентов. – Сына обследовали в городской детской больнице. Врачи понимали, что речь идёт об аутоимунном заболевании, но так и не смогли разобраться, какой орган поражён. Ребёнку давали в больших количествах гормоны. Потом медики поняли, что бессильны, и отправили нас в Педиатрический университет. Только там ему поставили диагноз – болезнь Крона – и начали эффективно лечить».


Вылечить пациентов с таким редким диагнозом полностью невозможно. Но вполне реально поддерживать их хорошее самочувствие. Для этого сыну Оксаны каждые восемь недель ставят капельницу с редким лекарством «римикейд». На четвёртом отделении пациенты получают препарат бесплатно, хотя один флакон стоит 50-60 тысяч рублей. Таких флаконов на одну дозу нужно несколько. Теперь родители морально готовятся, что в связи с грядущими метаморфозами в Педиатрическом покупать лекарство им придётся самостоятельно.


Ректор университета Владимир Леванович в официальных заявлениях подчёркивает, что речь идёт не о ликвидации, а о реорганизации. Сотрудники, по его словам, не увольняются, а перераспределяются. Однако заведующая отделением Мария Ревнова утверждает, что у неё на руках есть приказ о сокращении, в котором говорится о необходимости уведомить об этом районные центры занятости. В качестве альтернативы сотрудникам предлагают должности на других отделениях в той же клинике. Но это, по мнению Ревновой, в любом случае разрушит слаженный коллектив. Пока развитие событий чем-то напоминает историю с 31-й клинической городской больницей. Закончится ли она так же удачно?


Господин Леванович связывает «реорганизацию» с переходом на одноканальное финансирование и с нерентабельностью «четвёрки». Но, как утверждают сотрудники, иногда отделение принимало вдвое больше людей, чем могло вместить. За прошлый год оно обслужило больше 1600 пациентов по полисам ОМС и по программе оказания высокотехнологичной помощи и заработало 4,5 миллиона рублей. Ректора Педиатрического университета эта сумма не впечатляет по вполне понятным причинам: сам он задекларировал за 2013 год доход в размере более 4,8 миллиона рублей (по данным declarator.org).


Мария Ревнова и обеспокоенные родители уже направили традиционные «челобитные» губернатору Георгию Полтавченко, в Администрацию Президента, министру здравоохранения Веронике Скворцовой, обращались и к уполномоченным по правам ребёнка Светлане Агапитовой и Павлу Астахову, а также собрали более четырёх тысяч подписей под петицией на change.org.


Если, несмотря на протесты, реорганизация всё-таки произойдёт, на освободившейся площади появятся стационар одного дня и дневной стационар, где будут оказывать не только бесплатные, но и платные услуги. Пациентам придётся лечиться там или на других отделениях клиники и в других больницах. Конечно, в клинике есть и гастроэнтерологическое отделение. Но его вместимость ещё меньше, чем вместимость четвёртого – 30 коек против 50. Основано оно было всего год назад, тогда как четвёртое работает с 1939 года.


Увы, случай с Педиатрическим университетом не уникален. Так называемая «реорганизация» охватила всю страну. Только что в Российской клинической больнице, где принимают пациентов, в том числе из Петербурга, объединили отделения гематологии и трансплантации костного мозга. И это несмотря на голодовку родителей детей, которые больны раком. За последние пару лет в столице под разными благовидными предлогами (ремонт, реконструкция, реорганизация) закрылось пять роддомов, ещё столько же должны закрыться в январе.


Во «взрослых» медицинских учреждениях столицы сокращения и перераспределения в ближайшем будущем произойдут в ещё большем масштабе. Как нетрудно догадаться, значительная часть медиков при этом потеряют работу.


О провинциальных больницах говорят гораздо меньше, чем о столичных, но на периферии реорганизация идёт ещё быстрее. Взять хотя бы Липецк. Там к областной станции скорой помощи собираются присоединить территориальный центр медицинских катастроф, к одной детской больнице – другую, да ещё и поликлинику в придачу.


А областной кожно-венерологический диспансер объединить с таким же диспансером вообще из другого города – Ельца. В самом Ельце объединятся городской и областной тубдиспансеры. Несколько больниц уже слились в Первоуральске. В Нижнем Новгороде реорганизован научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии.

Всё это – только новости последних дней. Хочется верить, что иногда реорганизация действительно приводит к улучшению медицинского обслуживания. Но тревожных сообщений в связи с такими переменами гораздо больше, чем радостных.

Вернёмся в Петербург. Здесь, помимо четвёртого отделения клиники Педиатрического университета, к закрытию готовится 8-я городская больница на Моховой. Подробно об этом заведении мы писали в статьях «Как умирал сын героя» и «Время выживания». Полгода назад корреспондента «Нашей Версии на Неве» ужаснули условия в «восьмёрке», где с потолка осыпается штукатурка, со стен – краска. Как оказалось, это главное в городе учреждение, куда принимают стариков, в том числе без документов, на отделения сестринского ухода. Теоретически закрыться больница должна ещё до Нового года. Хотя сроки наверняка изменятся: до сих пор неизвестно, где город намерен разместить 150 бюджетных коек, и какая судьба ждёт сотрудников этого учреждения. Руководство больницы предложило другим стационарам выделить места под сестринский уход. Пока кровати для стариков нашлись лишь у 46-й больницы, причём в количестве… пяти штук. Одинокие пенсионеры, в отличие от детей, никому не нужны. Так что если, вопреки обещаниям чиновников и надеждам сотрудников больницы, койки в нужном количестве так и не найдутся, за немощных пациентов вступиться будет просто некому.


Наша справка


Всероссийскую реорганизацию больниц чиновники объясняют введением новой системы финансирования здравоохранения. Теперь деньги на оплату коммунальных услуг, закупку лекарств и зарплаты сотрудников больница получает по тарифам ОМС, а не по распределительному принципу, то есть, зарабатывает их сама. Это приводит к укрупнениям и ликвидации отделений, где лечат больных с редкими заболеваниями. Таких пациентов скоро будут «приглашать» в поликлиники, которые вроде как предварительно планируют «усилить» кадрами и аппаратурой. Стоит ли говорить, что «усиливаться» будут и платные услуги. Интересно, что такая политика идёт вразрез с недавним предложением ФАС запретить государственным медицинским учреждениям оказывать платные медицинские услуги. Судьба этого предложения пока неизвестна.


Лидеры медицинских профсоюзов уверены, что «оптимизация ресурсов» помогает медицинским чиновникам выполнить майские указы Президента относительно повышения зарплат в сфере здравоохранения: одних, «невостребованных» врачей сокращают – другим повышают зарплату. «Удваиваются» доходы медиков и за счёт того, что некоторых из них вынуждают перейти на сокращённую ставку или заключать невыгодные трудовые договора. В знак протеста против этого бессрочную голодовку сейчас проводят медики в Уфе.


Материал: Конкретно.ru